У меня есть время подумать
Не вставай, не надо. Не открывай глаза, полежи тихонько. Они сейчас успокоятся, ты же знаешь.
Так уж получается, что очередная разбитая бутылка на улице - это тоже он - шум нашего города. И очень просто спать, если принять этот шум, если дышать вместе с городом его звуками, если держать меня за руку во сне. Эта разбитая бутылка теперь до самого утра будет хрустеть под ногами редких прохожих, что бодрствуют по ночам, а с рассветом - со свистом удалится в мусоросборник неуклюжего дворника в нелепом переднике, который знай себе метет с утра пораньше. Шум этого города сложно игнорировать, это бесконечный урбанистический бит. Пронзительный ночной скрип товарняков на сортировочных станциях, громоздкие и где-то угрожающие завывания фабрик и заводов, неожиданный хлопок лопнувшей шины и тревожный визг тормозов, нестройное пение очевидно нетрезвых студентов, еще более очевидно довольных жизнью. А сейчас слышишь? Кто-то идет под окном и насвистывает себе под нос романтическую мелодию. Влюбился, наверное. А минут через пять, как и положено, ночь будет скрежетать и кряхтеть - сведут мост Лейтенанта Шмидта. Сонливые водители с обеих сторон аккуратно направятся через Неву, наблюдая за гуляющими по набережным тенями с шампанским в руках. Тени провожают последние теплые дни и тоже звучат в этом общем шуме - разбивают бокалы о мостовую. На счастье.
А утром относительную тишину нарушат старенькие разноцветные трамваи с заспанными кондукторами, зажужжит кофе-машина в бистро на углу, загудят трубы с водой, указывая на то, что соседи рано встают на работу, забьется в утренней истерике колокольчик на дверях мини-пекарни под нашей квартирой и я спущусь за свежим французским багетом. Потом пройдусь по пешеходной линии, присяду рядом с выключенным фонтаном и буду слушать утренние завывания панков, которые толи не ложились, толи тоже рано встали, затем возьму нам по латте и поднимусь наверх. Открою окно, впустив в теплую комнату уже морозный питерский ветер, пошуршу, листая свежую газету, накормлю мурлыкающую кошку и толкну тебя в бок, мол, вставай. И проснувшись, ты услышишь весь этот шумный городской джаз, который начинается с разбитой бутылки, а заканчивается залпом пушки на Петропавловке, чтобы продолжиться гудками клаксонов желтых такси и овациями переполненного стадиона на игре любимой команды. Но это будет только утром.
А сейчас не вставай, не открывай глаза. Просто спи с этим шумом, малыш. Город любит тебя. И я тоже.



@темы: Фотография Ксении Гарсия, Петербург, Лирика